Get Adobe Flash player

Бронницкой школе - 170 лет

ekole2min

Подробнее читайте в разделе

"Так начиналась Школьная история"

400 лет сражению у Бронницы

400years

Подробнее читайте в разделе

 "Форпост Великого Новгорода"

1268 - 2020 г.г. Броннице - 752 года 

brongora 02

Подробнее читайте в раделе

"Форпост Великого Новгорода"

История Бронницы

«Один из лучших ямов изо всей дороги между обеими столицами» Бронницкий Ям

     В древние времена передача вестей по приказу Князя обеспечивало непосредственно население. В новгородских землях эта обязанность называлась повозом. С пришествием на Русь татаро-монголов доставка вестей становиться более организованной. В ярлыке хана Менгу-Тимура 1 августа 1267 г. впервые появляется термин ям (от тюркского « дзям» - дорога).

     При Иване ІІІ создается государственная служба, которая приходит на смену повозной повинности –ямская гоньба. Устанавливается ямская повинность- обязанность населения поддерживать дороги в проезжем состоянии, обеспечивать проезжающих по казенным делам подводами, проводниками, а также доставлять грузы в нужные места. На переправах обеспечивать гребцами и лодками. Проплывающим на лодках также предоставлять гребцов и суда. Так в подорожной выданной Елке подьячему, сопровождавшему мазовецкого посла в 1493 г. записано: «…а от (Вышнего) Волочка Мстою рекою до Великаго Новгорода всем людям, чей бы хто ни был, чтобы есте ему давали судно и гребцы и кремника (проводника, рулевого). А где им прилучится стати, и вы бы им давали корм на стану, по сей грамоте». На дорогах, через 20-30 верст устраиваются ямы- дорожные станции.

     Одним из таких ямов становится Бронница и получает название Ям- Бронница. Строился Бронницкий ям в 1573 году вместе с 8 другими ямами на Московской дороге. Для организации яма присылался «стройщик». Он подбирал ямщиков, причем не только из той деревни где располагался ям. Нового гонщика избирали в присутствии односельчан в церкви. Будущий ямщик целовал крест и давал обязательство «ямскую гоньбу гонять с прежними ямскими охотниками в ряд, а на кабаке не пропиваться, и зернью ( в кости), и в карты не играть, и ни каким воровством (преступлением против государства) не воровать, и никуда не збежать, и ямской гоньбы жеребьев своих в пусте не покинуть». Приходской священник составлял поручательство (излюбленный список) за подписью 8-10 человек односельчан. В списке отмечалось, что новый ямщик «человек добр и семьянист, и животом прожиточен, и Государеву ямскую гоньбу гонять мочно». Ямщик записывался государственным

служилым человеком.

Вот один из таких актов поруки от 1609 года:

Се яз Ананий, Юрьев сын,  да яз Фома, Владимиров сын и пр…все мы охотники Московской дороги, Бронницкого яма, поручилися есмя волостным людем Николо-Вяжисского монастыря крестьянам  по охотнике –по Матвею Еремееве сыне Вяжисском, в том:  житии тому охотнику на Московской дороге на Бронницком яме  в охотниках; и живучи государева царева и Великого Князя Василия Ивановича всея Руси гоньбу гоняти с своею братиею ровно, и государевых послов по своей череде отпущати, а держати ему по государеву указу, на выти по три мерина добрых гонных  со всем гонным запасом  с летним и  с зимним; и никаким вороством не воровати, и зернью не играти… и убытка и волокиты волостным людям -не учинити. А подмоги ему охотнику дано,  на   нынешний сто седьмой на десять год с Соборного Воскресенья (первого воскресенья великого поста) по сто восьмой на десять год по Соборное же Воскресенье,  к старой годовой подмоге, 10 рублей да десять четей хлеба ржи и овса пополам, для  государевой гоньбы и дворового поставленья и для гонных лошадей и  гонного запаса, а впредь давать ему охотнику, на всякий год  по пяти рублей денег, да по пяти коробей хлеба,  ржи  и овса пополам. И за эту ему подмогу охотнику на Бронницком яме двор поставити, избу, да клеть, да конюшню, да около двора тын, - и пашню  пахать, и  в нынешнем году о подмоге не бить челом, и убытка и волокиты  не учинять крестьянам. А не учнет тот охотник Матвей на яме жить и государевы гоньбы гонять   и что в том волостным людям учинится убыток  и волокита, и то все взять с нас поручников в лицах – по сей записи.

     Яму выделялись земли под приезжий двор и слободу, под пашни, луга и лесные угодья, а также целые оброчные деревни, жители которых обязаны были снабжать ямщиков хлебом и сеном. 

Ественно, получая дополнительные земельные угодья бронницкие ямщики сразу оказывались в привелигированном положении по сравнению с крестьянами своей и окрестных деревень.

     Первоначально ямщики сами гоньбу гоняли редко. Да и было их на яму человека 2-3. В их обязанности входило обеспечить содержание ямского двора. Повозом занимались жители Бронницы и окрестных деревень в порядке отбывания повинности, которые поочередно дежурили с лошадьми. Гонцу предоставлялись лошади, подводы, корма, проводник. Ямщик имел право потребовать все это с крестьян, а кроме того и расчистку дорог от поваленных деревьев, гатей, ремонт мостов. Помогать обязаны были все крестьяне «чей хто ни буди».

     Жили ямщики в курных избах, отапливаемых по- черному. Печь без трубы занимала пол -избы. В окнах серый бычий пузырь с трудом пропускал солнечный свет. Вдоль стен широкие лавки, широкий стол и прокопченная икона в красном углу. В зимние вечера вся семья под треск лучины усаживалась за столом. Мужчины ладили конскую сбрую, женщины пряли, шили, вышивали. Укладывались спать рано: на лавках, на полатях под потолком.

     Рядом с избой огороженный двор с лошадьми, коровами, овцами, здесь же хранились телеги, сани, хомуты, сбруя.

     К середине ХVI в. складывается круг крестьян которые добровольно чаще других гоняли ямскую гоньбу и все меньше отличались от ямщиков – охотники. Селиться они также старались поближе друг к другу. В 1560 г. в Броннице возникает ямская слобода. До нашего времени сохранилось в народе название улицы Речной, что тянется вдоль Мсты –старая слобода. Само слово слобода указывает на привелигированный статус ее жителей. Ямщики освобождались от всех повинностей и получали казенное содержание 20 рублей деньгами и 40 четвертей овса и ржи пополам. Иногда вместо денег присылали сукно, кумач и другие необходимые товары. В свою очередь ямщики обязаны были содержать по 3 лошади на двор. Вдобавок ямщикам за провоз платили погонные- 3 деньги за 10 верст. К тому же ямщики наделялись землей и даже из монастырских владений. По описаниям путешественников того времени ямская станция находилась у берега реки Мсты.

     К концу ХVІ в. в Броннице проживало 68 ямщиков с семьями. Бронницкая слобода имела свое тавро для метки лошадей- «Государево казенное пятно» с изображением волка, которое ставилось на левой задней ноге лошади. На соседнем, Зайцевском яме, на клейме был изображен заяц, на Крестецком яме – крылатый змей.

     Обязанность справлять ямскую почтовую гоньбу освобождала ямщиков от выплаты государственных податей. Ямщики не являлись членами крестьянского общества. Местная администрация стремилась не допускать чересполосного владения землей ямщиков и государственных крестьян. Ямщики были изьяты из ведения местной администрации и подчинялись особым ямским управителям до упразднения Ямской канцелярии в 1822 году.

Жили ямщики немного лучше тяглого населения России, поэтому некоторые крестьяне стремились попасть в число гонщиков.                                                 До нас дошли описания Бронницкого яма в книге А.Михайловского –Данилевского 1897-1808г.г. «Путешествие из Санкт-Петербурга во Псков, Великий Новгород и обратно». «Один из лучших ямов изо всей дороги между обеими столицами»- утверждает автор. «Дома ямщиков отменно хороши. Многие есть каменные. Чистота необыкновенная. Ямщики зажиточны, здоровы, веселы, прилежны, чего более от их желать? Местоположение отменно хорошее, романтическое».

     А вот записки оставленные бароном И.Ф. Унгерн-Штернбергом, ландмаршалом лифляндского дворянства, секретарем уездного суда (г.Тарту). В 1810г. его путешествие в Москву пролегало через Бронницу. «Вся дорога от Новгорода до следующей станции Бронница – а это расстояние в 35 верст- как пол, выстлана широкими тесаными балками, плотно уложенными и закрепленными перилами по бокам. По ней почти всегда галопом, с грохотом проносятся превосходные местные почтовые лошади. Этот отрезок пути значительно лучше типичных московских дорог… Прямо перед крупным приходским центром и ямской станцией Бронница мы на большой, но недостаточно широкой для того чтобы разместить запряженную лошадьми повозку , лодке, перетягиваемой канатом от одного берега к другому , пересекли широкую и бурную реку Мста. Подобная поездка с непривыкшими и пугливыми лошадьми, даже ночью, может быть довольно опасна!

     Здесь нас привел в изумление добротный и чистый постоялый двор и гостеприимство хозяев. Поскольку колеса нашей повозки требовали серьезного ремонта, мы расположились за ужином и чаем. Это время пролетело незаметно.

     Наше любопытство вызвало современное высокое каменное здание, и нам рассказали, что его строителем и владельцем был зажиточный крестьянин этой деревни по фамилии Баранов, который недавно, во время плавания в Новгороде на своей барже, был задавлен одной из деревянных балок.

     Природной особенностью окрестностей деревни Бронница является единственный на всей равнине конусообразный холм, вершину которого украшает каменная церковь и глубокий, всегда наполненны не берусь судить. До сих пор каждый год в Иванов день на этом холме проходит веселый народный праздник посвященный Амуру, богу любви у всех народов, и северному Бахусу, - во время которого проводятся магические игры и люди могут получить по большей части желаемые, а не правдивые предсказания.»

      С освобождением в 1703 году ижорской земли и основанием Санкт-Петербурга интенсивность на Московско-Новгородской дороге возрастает.

     В новой столице Петр І решил также организовать ямскую станцию. Для этого в 1714 году ямщиков собрали из разных областей России. Призвали и из Бронницы. Но для устройства на новом месте необходимых условий создано не было. Отсутствовало жилье, не хватало лошадей, упряжи, обещанное жалованье по долгу не платили. В историческом архиве сохранились жалобы бронницких ямщиков на тяжелую службу. И, что примечательно, составлены они не писцом, а написаны собственноручно грамотными ямщиками.

В 1851 году начинается движение по всей Николаевской железной дороге между Москвой и Санкт-Петербургом. Население сразу оценило преимущества нового вида транспорта. И уже только за один 1852 год железной дорогой было перевезено 730 тыс. пассажиров, а за 1860 год - 1 млн. 226 тыс. пассажиров. Конечно, такие объемы для ямщиков были непосильны, не говоря о скорости перевозки. Например в 1865 г. поезд из Москвы отправлялся в 12.00 и прибывал через 20 часов в Санкт Петербург в 8.00., стоимость билета была в 1 классе-19руб., в 3 классе -10 руб. Уже в 1895 году курьерский поезд совершал путь от столицы до столицы за 12, 5 часов- вполне современная для России скорость не считая элитного «Сапсана».

Необходимость содержания крупных ямских станций отпадает. По тракту стали путешествовать только на короткие расстояния да перевозить небольшие грузы. Часть ямщиков переводят в государственных крестьян. Сокращается и количество лошадей на станции. Так, по данным Памятной книжки Новгородской губернии 1865 г. на почтовой станции в Броннице числилось всего 11 лошадей.

206. 1723, 1 марта. Письмо Петра I к Екатерине Алексеевне.

 

Катеринушка, друг мой, сердешнинкой, здравстъвуй! Я сюда доехал черепом, а отсель черепа по дороге , где подводы стоят, нет; а проселочная уска; также и на перспективой сказывают черепу нет. Того ради я сани здесь покидаю, а еду водою (понеже Волхов прошел до перспективы), а там коляскам. Я вчерась ехал Мстою, лед был еще крепок только ехал в волковнях; а тебе своим саньми тут ехать опасна; поежай летником. Также есть озеро не доежая Бронниц зело худо, и мы страхом переехали, а ты объедь кругом, о чем я и ямщикам приказывал чтоб вам о том сказали. А когда приедешь сюды , поежай водою, взяв коляски а суды велел приготовить, а коляски на бронницкий ям послать велел г. маеору Волкову.

Волковни, волоковни- сани, розвальни, пошевни

Череп- наледь, гололед

Камер-фурьерский журнал о поездках Екатерины ІІ через Бронницу

          1762 год. Поездка на коронацию в Москву

          4 сентября 1762 года. Из Новгорода Ея Императорское Величество соизволила отбыть по полудни в 6-м часу, и в проезд заезжать, для поклонения святым мощам в монастыри Антонтия Римлянина и Варлаама Хутынского; и в прибытие туда встретили Ея Императорское Величество с духовною церемониею тех монастырей архимандриты с братиею.

          В станцию, что в Бронницком яму, которая разстоянием от Новгорода в 35 верстах, Ея Императорское Величество прибыть соизволила пополудни в 10-м часу, где соизволила иметь отдохновение; а у вечернего стола быть не соизволила.

          5 числа, тоесть в четверток, пред полуднем в 8 часов, Ея Императорское Величество из Бронницкой станции соизволила иметь путешествие.

          1763 год. Возвращение из Москвы после коронации.

          18 июня 1763 года. В станцию, что в Крестецком яму, прибыть соизволила пополудни в 1-м часу, где обеденное кушанье с находившимися в свите Ея Величества кавалерами, дамами и фрейлинами в тамошнем путевом дворце кушать соизволила, в 15 персонах. А после стола изволила побыть несколько времени в том дворце, а во 2-м по пополудни ж часу изволила предприять шествие.

          В станцию, что в Бронницком яму, Ея Императорское Величество прибыть соизволила пополудни в 8-м часу, где изволила кушать вечернее кушанье в тамошнем дворце, в 16-ти персонах; а после стола, в 10 -м пополудни часу, изволила иметь путешестве. В Новгород Ея Императорское Величество прибыть соизволила пополудни в 1-м часу, в станцию, что в Подберезье пополуночи в 3-м часу; и как в Новгороде, так и в Подберезье, из кареты выходить не соизволила.

1775 год. Поездка в Москву на празднование Кучюк Кайнарджийского мира с Турцией

 

18 января 1775 года. Шествуя (из Новгорода) Её Величество через 35 верст, прибыть соизволила в 8-ю дистанцию в Бронницы, куда по прибытии соизволила выйти из кареты и быть малое время в покоях тамошнего дворца где жители подносили хлеб и соль, потом соизволила продолжить путешествие.

22 декабря 1775 года. Возвращаясь из Москвы перед Бронницей останавливалась на ужин в Яжелбицах и в 8 часов вечера отправилась дальше с краткими остановками в Крестцах, Зайцево, Подлитовье, Броннице для перемены лошадей. В Новгород прибыла 23 декабря в 6 часов утра. После обеда с знатными людьми губернского города и духовенства, посетив службу в Софийском соборе отправилась в 2 часа дня в Царское Село. Сразу за Новгородом пересела из кареты в специальные сани с постелью для сна.

            После поездки Екатерина ІІ писала с восхищением своей приятельнице госпоже Бьёльке "Я удивляюсь, насколько, несмотря на войну, оспу и пожары, эта дорога с жителями прилегающих селений стал процветать за восемь лет с тех пор, как я последний раз проезжала по ней. Прежде я видела, как в этой деревне маленькие босоногие дети в одних сорочках бегали по снегу, теперь же нет ни одного без костюмчика, пальто или ботинок. Жилища, хоть все еще построенные из дерева, стали больше, и большинство домов теперь двухэтажные. В нескольких местах я с радостью заметила школы... Я и впрямь рада этому: еще десять лет, подобных последним десяти годам, и я уверяю, все это видно будет каждому кто не слеп".

          Царское око увидела такое, что и Г. Потемкин не смог бы заказать: крестьянские дети крепостных и ямщиков бегают по деревне в костюмчиках, пальто и ботинках.

          1785 год.Поездка из Царского села в Москву, Боровичи, далее по р.Мсте, о.Ильмень, р.Волхову. о.Ладожскому, р.Неве в Санкт-Петербург.

          26 мая 1785 года. В 9 часов утра Ея Императорское Величество изволила восприять из Новагорода Высочайшее отсутствие в путь, сопровождаема будучи равномерно прежним порядком, по градской вал дворянством, а до выгонной земли мещанством, при пушечной пальбе с колокольным звоном.

          По сем, Ея Императорское Величество шествовать изволила 35 верст до назначенной для обеденного стола станции в Бронницкой ям, куда Ея Императорское Величество прибыть по полудни в 12 -ть часов встречена при колокольном звоне священником с животворящим крестом, а у дворца встретили ж предшествующие господин Гофмаршал, с правящим должность Генерал-Губернатора, також и уездное дворянство и того селения крестьяне с хлебом и солью, от которых при том принесена была живая рыба.

          По прибытии Ея Императорского Величества в покои дворца, вскоре изволила кушать обеденное кушанье с обретающимися в свите особами на 19 кувертах, к чему были приглашены: господа правящий должность Генерал-Губернатора и Губернский Предводитель.

          После стола, по полудни во 2-м часу, Ея Императорское Величество изволила отсутствовать в путь и оный продолжать 58 верст до назначенной для ночлега станции в городе Крестцы.      

          1787 год. Возвращение из поездки в Крым. (Из Царского села в Крым Екатерина ІІ ехала через Лугу, Великие Луки, Смоленск, Новгород-Сиверский, Чернигов, Киев, Екатеринослав, Херсон.)

          9 июля 1787 года. После стола (в Крестцах), по полудни, в исходе 3-го часа, Ея Императорское Величество отсутствовать в путь и оный продолжить изволила через Зайцево, 58 верст, до назначенной для ночлега станции в Бронницы, куда прибыв при колокольном звоне в 8 часов вечера, встретили Ея Величество у дворца господин Гофмаршал и сопровождающие Генерал-поручик Архаров, Правитель Квашнин-Самарин, также дворяне, с их предводителями и Бронницкие жители обоего пола, с хлебом и солью; по рибытии в покои дворца, благоволила Ея Императорское Величество проходить во внутренние апартаменты. Потом, господин Гофмаршал и прочие составляющие свиту Ея Величества кавалеры кушали вечернее кушанье в 14 персонах.

          В субботу,(10 июля) по утру в 9 часов Ея Императорское Величество из Бронниц отправившись в путь продолжать оный изволила 35 верст до Губернского города Новгорода.