Get Adobe Flash player

Бронницкой школе - 170 лет

ekole2min

Подробнее читайте в разделе

"Школьная история"

400 лет сражению у Бронницы

400years

Подробнее читайте в разделе

 "Форпост Великого Новгорода"

1268 - 2018 г.г. Броннице - 750 лет 

brongora 02

Подробнее читайте в раделе

"Форпост Великого Новгорода"

История Бронницы

Казенные крестьяне под опекой самодержавной власти

С воцарением Николая І "...казенных крестьян, отмечает в своих лекциях историк Ключевский, было решено устроить так, чтобы они имели своих защитников и блюстителей их интересов. Удача устройства казенных крестьян должна подготовить успех освобождения и крепостных крестьян. Для такого важного дела призван был администратор, которого я не боюсь назвать лучшим администратором того времени, вообще принадлежавшим к числу лучших государственных людей XIX века... Киселев, делец с идеями, с большим практическим знанием дела, отличался еще большой доброжелательностью, той благонамеренностью, которая выше всего ставит общую пользу, государственный интерес, чего нельзя сказать о большей части администраторов того времени. Он в короткое время создал отличное управление государственными крестьянами и поднял их благосостояние. В несколько лет государственные крестьяне не только перестали быть бременем государственного казначейства, но стали возбуждать зависть крепостных крестьян... С тех пор крепостные крестьяне стали самым тяжелым бременем на плечах правительства. Киселеву принадлежало то устройство сельских и городских обществ, основные черты которых были потом перенесены в положение 19 февраля для вышедших на волю крепостных крестьян" (Курс лекций. 1887-1888 гг. стр. 348).

В 1836 году Киселев возглавил V отделение канцелярии его императорского величества, а в 1837 году министерство государственных имуществ, которому было передано управление государственными крестьянами. Киселев, заручившись поддержкой императора Николая І, проводил реформу управления государственными крестьянами пытаясь создать пример для дворянства по благоустройству крестьян и «побудить их к согласию на изменение положения крепостных крестьян». Самодержавие хотело получить в реформированном сословии государственных крестьян опору своего строя.

Желая регламентировать поведение крестьян, но при этом узаконить полномочия властных структур, под руководством Киселева был разработан Сельский полицейский устав, утвержденный 23 марта 1839 года. Устав касался различных сторон жизни и быта крестьян, предписывая им нормы поведения и устанавливая запреты. Н.М.Дружинин в своем двухтомном труде «Государственные крестьяне и реформа А.Д. Киселева» приводит отдельные положения устава.

Полицейским уставом крестьянам запрещалось «делать ложные разглашения и распространять слухи и толки, предосудительные для правительства» (ст.24), «чинить прошение или донос скопом или заговором» (ст.25), «устраивать сходбища и собрания для совещания или действия, общей тишине и спокойствию противного» (ст.26). Так же запрещалось носить при себе оружие (кроме ловли диких зверей и охоты) производить стрельбу, учинять драки, укрывать у себя бродяг, беглых, беспаспортных (ст.ст.38,39, 46, 49). «Государственные крестьяне –переходил устав от запретов к увещеваниям- должны обходиться со всеми мирно и ласково, молодые и младшие почитать старых и старших; дети повиноваться родителям; работники и наемщики хозяевам и вообще оказывать взаимное уважение и дружество , а в несчастных случаях возможную помощь и одолжение» (ст.42).

Устав предписывал «не употреблять в пищу плодов недозрелых, хлеба недопеченного, мяса и рыбы протухлых, мертвячины и вообще припасов несвежих и потому для здоровья вредных» (ст.79), «не употреблять для варения пищи или питья медные нелуженые самовары, чайники, кастрюли и всякую медную посуду, не имеющую полуды» (ст.81); категорически запрещал «ходить с зажженною свечою или лучиною без фонаря на чердаки, в конюшни, сараи, сенники , кладовые, погреба и в другие домашние строения. Если потребуется ходить на чердак или другое домашнее строение с огнем, то держать его в фонарях»(ст.99).

Регламентация духовной сферы жизни крестьян составляла отдельную часть устава. Запрещались неблагопристойные песни, речи, поступки, «непотребные и соблазнительные сборища», нарушение церковного благочиния, нищенство. Крестьянин должен был ежегодно выполнять церковные таинства- исповеди и причащения, уважения к духовным отцам и всему духовному причту, содержание в чистоте домашних икон, воздержания от игрищ, плясок, музыки, песен во время литургии- «как по улицам, так и в домах». Воскресные и праздничные дни «употреблять не на одно отдохновение от трудов, а наиболее на дела набожности; праздновать сии дни с чистотою и благоговением; ходить в церковь для слушания службы божией и воздерживаться от пьянства и всякого беспутства еще более, нежели в дни будничные». «Как рожденным в православной вере, так и обратившимся к ней из других вер запрещается отступать от неё и принимать иную веру, хотя бы то и християнскую» (ст.13).

Постоянные проблемы с обеспечением крестьянских хозяйств продовольствием подтолкнули Министерство государственных имуществ на внедрение передовых, по тому времени, приемов сельского хозяйства. Одним из примеров, является проведение в жизнь закона 1840 года, подготовленного Министерством, об обязательных посадках картофеля. Министерство разослало на места многочисленные инструкции о технологии выращивания различных сортов картофеля. Губернаторам были даны указания о неукоснительном содействии в расширении площадей для этой культуры. Святейший Синод обязал священников проводить разьяснения среди крестьян о пользе картофеля. Более круто действовали местные окружные начальники: не считаясь с мнениями сельских сходов, в приказном порядке требовали от волостных и сельских руководителей засевать картофелем значительную часть сельхозугодий принадлежащих общине. Хотя картофель был хорошо распространен в России, крестьяне не желали увеличивать его посевы в ущерб зерновых. Противодействие крестьян от выполнения предписаний указа рассматривлось как злостное неповиновение власти. В отдельных местностях возникали картофельные бунты, которые подавлялись войсками и сопровождались арестами и даже расстрелами. Таким образом, насильно власти внедряли в рацион русского крестьянина в общем то полезную и питательную культуру, которая в последствии не раз спасала от голода целые деревни.

"Распорядилось начальство, чтобы мужикам картошку садить, а мужики, по глупости, - не желаем, говорят, картошки! И бунтуются: пришлют им картошку, а они –это от антихриста! Да в овраг ее, в реку али в болото, так всю и погубят, не отведав. Случилось так и в Гуслицах, и вот послали туда нашей роты солдат на усмирение. Хорошо! Командир у нас немец был, Устав звали мы его, а по- настоящему он- Густав. Здоровенный поручик, строгости – непомерной. Сейчас это он – пороть мужиков! Устроились на площади перед церковью и – десятого порят шиппрутьями- это такие пруты для порки, придуманы были. Правду сказать - простые прутья, ну, а для пущего страха по-немецки назывались. Порем. Урчат мужики, а картошку не признают. Велел Устав наварить ее целый котел и каждому поротому советует - ешь! Мужик башкой качает - не буду, дескать, а немец ка-ак даст ему этой картошкой-то горячей в рыло – так вместе с передним зубами и вгонит ее в рот! Плюют мужики, а держатся. Я хошь и солдат, ну стало мне жалко глупых этих людей: бабы, знаешь, плачут, ребятишки орут, рожи эти в крови- нехорошо, стыдно как-то! Хошь и мужики, а тоже – русские, крещеный народ. Вот вечером, после секуции- секуция это тоже по –немецки, а по - нашему просто порка, - вечером, набрал я вареной картошки и – к мужикам, в избу в одну. «Ах, вы, говорю, беси!» Вот она, картошка, глядите! Совсем как мука, али вроде толокна. Вот - я солдат, крест на теле, стало быть, крещеный» Показал им крест, а он у меня настоящий был, поморского литья с финифтей. И давай перед ними картошку эту жевать. Съел штуки три, видят они - не разорвало меня; бабеночка одна, молоденькая, руку протянула - дай, дескать! Взяла, перекрестясь, дает мужику, видно, мужу: «Ешь, говорит, Миша, а грех - на меня!» На коленки даже встала перед ним, воет: «Поешь, Миша, не стерплю я, как начнут тебя пороть!» Ну, Миша этот поглядел на стариков, - те отвернулись, и проглотил. За Мишей – Гриша да Епиша- и пошло дело! Все съели ! Я конечно рад, что прекратил бунтовство, кричу: «Что, мол, так вашу разэдак? Еще, что ли, принести?» - «Тащи, говорят, служивый, не все отведали»…. Набрали мы этой окаянной картошки и опять к мужикам. А они, беси, уж и вина припасли. Ну, насосались мы! И вдруг - Устав! Как с полатей свалился . «Как, кричит, меня не слушать, а солдат слушать?» Наутро нас драть. Всыпали памятно." М.Горький. Жизнь Матвея Кожемякина

Особую, злостную роль играли в повседневной жизни крестьянства кабаки. Если в помещичьих деревнях устройству кабаков сопротивлялись помещики, не заинтересованные в спаивании своих подневольных работников, то в казенных селениях такой преграды не было. Этим усердно пользовались винные откупщики, в каждой волости открывались многочисленные питейные заведения. Ни одна ярмарка не обходилась без временных «выставок» спиртного и штофных лавок. Государственные деревни по потреблению вина значительно превосходили помещичьи. Для сравнения можно отметить, что в Новгородской губернии в середине XIX в. одно питейное заведение приходилось на 1419 душ в помещечьих деревнях и на 448 душ в казенных деревнях. В Бронницкой волости по данным переписи 1884 года на 3859 чел. от 18 лет и старше (1761 мужчину) приходилось 14 питейных домов и 4 трактира. К населению волости следует прибавить сотни проезжающих по Петербургскому тракту и проплывающих по Мсте на которых также были ориентированы такие заведения. Правда, значительно обгоняли новгородцев в питейном деле Московская, Псковская, Орловская губернии.

Киселев в широких масштабах взялся за «индивидуальное лечение безнравственности» к коим относилось и пьянство. Крестьянам, отличавшимся примерным поведением, вручались особые похвальные листы, дававшие им некоторые преимущества в общественной жизни (первенство при подаче голосов на мирских сходах и т. п.) и льготы (освобождение от телесных наказаний). За годы проведения реформы Киселевым число кабаков в казенных селениях уменьшилось с 15 до 10 тысяч.

В ходе реформы в губерниях были созданы палаты государственных имуществ, реорганизованные в последствии в управления, а в уездах устанавливалась должность окружного начальника с большими правами.

Претерпело измение и структура волостного управления. Законом 1838 года менялся состав волостного правления. В него теперь, в отличие от установленной законом 1797 года структуры правления, стали входить волостной голова и два избираемых заседателя, один по полицейской части, другой по хозяйственной. Волостной писарь уже не избирался крестьянами, а назначалася окружным начальником и состоял при волостном правлении, заведуя письмоводством. Волостная расправа, вновь создаваемый судебно- апелляционный орган для разбора споров и крестьянских проступков, избиралась крестянами из «добросовестных», в нее же входил и волостной голова.

В волостной сход стали входить не все домохозяева, а только представители от казенных селений. Раз в три года волостной сход собирался для избрания кандидатов в правление, по три кандидата на каждую должность. Затем списки кандидатов рассматривал окружной начальник, и направлял свои предложения в Палату государственных имуществ- губернский орган. Утверждал решение палаты губернатор.

Волостное правление полностью подчинялось окружному начальнику, а правлению, в свою очередь, подчинялись сельские старшины. Сельский старшина руководил всеми сторонами жизни государственных крестьян включая благоустройство, отвращение беспорядков, ведение хозяйства крестьянами. Он назначал десятских, учреждал сельскую стражу, взаимодействовал со становым приставом, с помощью сотских приводил к послушанию крестьян, арестовывал виновных в преступлениях и доносил о них Волостному правлению. Важнейшей обязанностью старшины было обеспечение налоговых и оброчных платежей.

Низшей ячейкой местной администрации являлось сельское общество, которое учреждалось в каждом государственном селении. Одно сельское общество должно было обьединять 1500 ревизских душ, а поскольку таких больших селений было немного, то обычно к нему относились соседние малонаселенные деревни, находящиеся не далее 15 верст. Органами сельского общества являлись сельский сход, сельское начальство, управлявшее обществом и сельская расправа, как низшая судебная инстанция по мелким проступкам и решения споров.

В сельский сход входили сельский старшина, старосты селений, сборщик податей, смотритель магазина и выборные, по два от каждых десяти дворов. При рассмотрении отдельных вопросов, относящихся к данному селению ( о раскладке повинностей, об управлении оброчными статьями) в сельском сходе участвовали все домохозяева селения.

«Сельский староста имеет строгое смотрение, чтобы подведомственные ему государственные крестьяне сохраняли ненарушимую подданическую верность, к которой все и каждый клятвенно обязан»