Get Adobe Flash player

Бронницкой школе - 170 лет

ekole2min

Подробнее читайте в разделе

"Так начиналась Школьная история"

400 лет сражению у Бронницы

400years

Подробнее читайте в разделе

 "Форпост Великого Новгорода"

1268 - 2020 г.г. Броннице - 752 года 

brongora 02

Подробнее читайте в раделе

"Форпост Великого Новгорода"

История Бронницы

Храмы Бронницы и вдоль Мсты

     Село Бронница могло бы гордиться, что на его территории сохранились два храма. Один из них-у моста. на берегу Мсты, - во имя Спаса Преображения- встречает и осеняет своими крестами всех проезжающих по автотрассе и проплывающих по реке. Действует вот уже 120 лет, пережив не без потерь беспощадные годы воинственного атеизма, что явилось само по себе чудом. Свою службу прерывал только на восемь лет- с 1937 по 1945 г.г.

     Второй храм – Введенский, на Бронницкой горе, открытый взору всех проезжающих величественно возвышается над столетиями, украшенный строгими классическими колоннами, портиками, куполами и не скрывает своих ран- обветшавших стен и пустых глазниц окон. Трудно нам, нынешним, найти оправдание, что не только не сохранили в целостности первозданное творение талантливых архитекторов, а и сами приложили руки к ее разрушению. А ведь последняя реставрация была проведена в 1972 году.

    

      В энциклопедическом труде В.В.Зверинского «Материалаы для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи» (СПБ, 1890г.) сохранились сведения о храмовых и монастырских постройках вблизи села, которые полностью утрачены за давностью лет: «Загорицкая пустынь, к тому времени ( конец XIX в.) совсем уничтоженная, Новгородской губернии и уезда, находилась в 25 вер. от Новгорода, на устье рч. Глушицы, впадающей во Мсту, против села Бронниц, которая до 1764 года принадлежала Антониеву монастырю. Настоятели монастыря устроили пустынь, которая служила загородным домом; в 1764 году она упразднена и совсем разобрана.

      Зарецкий –Рождественский, женский (монастырь) ныне село Бронницы-Заречье, Новг. Губ и уезда,в 25 верстах к юго-востоку от Новгорода. В 1615 г. после шведского разорения в нем показаны 2 деревянные церкви Рождества Божией Матери и Св.Николая с трапезою».

      Впервые Бронницкая церковь Введения пречистой упоминается в Переписной оброчной книге Деревской пятины ок.1495 г. В записках немецкого путешественника Адама Олеария, описывается водосвятие у Бронницкой церкви на берегу р. Мсты 1 августа 1634 г. В своей книге Олеарий приводит собственную иллюстрацию. А по устным преданиям на месте Преображенской церкви с давних времен находилась маленькая деревянная церковь, которая со временем обветшала и в начале XIV в.была разобрана. В 15 саженях от нее построили новую деревянную. Проезжавшая по Петербургскому тракту через Бронницу в 1770 -х г.г. императрица Екатерина II заметила, что церковь на берегу р.Мсты сильно обветшала, стала непригодна для службы и посему повелела построить новую каменную на месте часовни на Бронницкой горе. А старую разобрать. Указание императрицы было выполнено, но не полностью.

     Новую Введенскую церковь устроили на горе и старая осталась разрушаться на прежнем месте пока не сгорела. Вместо сгоревшей помещицей Анной Забелиной была построена каменная церковь Спаса-Преображения. Но новый пожар не пощадил и эту церковь и 24 августа 1800 года она так же сгорела. Правда, часть церковного имущества удалось спасти от огня, сильно пострадала кровля и часть стен. Местные прихожане и священнослужители обратились к Императору Павлу о выделении средств на восстановление храма. Прошение было удовлетворено и на храм выделили 3000руб. ассигнациями. В 1802 году церковь была разобрана по резолюции от 13 июня 1802 года и с разрешения епископа Старорусского Антония началось возведение новой церкви, а закончили строительство в 1803 году.

     Прослужила эта церковь до 1885 года. Обветшавшую за 80 лет церковь разобрали и с разрешения преосвещеннейшего Исидора, митрополита Новгородского и Санкт-Петербургского и в соответствии с указом Новгородской духовной консистории от 24 июня 1885 года № 4220 начата постройка новой церкви. Возведение закончили в октябре 1888 года, а 2 ноября ее освятил преосвещенный Владимир, епископ Старорусский.

Здание церкви вытянутое кораблем, с трехэтажной колокольней над папертью построено в русско-византийском духе с элементами эклектики (смешение стилей) и не отличается архитектурными достоинствами.

Но скромные архитектурные формы вовсе не преуменьшили миссию этого храма, который вот уже 120 лет служит духовной обителью для многих поколений верующих не только Бронницы но и ближайших деревень новгородчины.

      Современные ученые установили, что в месте слияния двух рек образуется огромный всплеск энергии, который очень благоприятно влияет на человека. Мы не знаем известен ли был этот феномен природы нашим предкам, но свою церковь они возвели именно в таком месте.

В 1826 году в Преображенской церкви на одну ночь с 22 на 23 февраля был установлен гроб покойного императора Александра І. Скончался император в Таганроге после болезни 19 ноября 1825 года. Из Таганрога в Петербург «печальный кортеж следовал по маршруту и имел ночлеги где тело в Бозе почившего Императора вносилось в церкви в пределах Новгородской губернии: …в Валдае, Яжелбицах, Крестцах, Подлитове, Бронницах…»- отмечет Памятная книжка Новгородской губернии на 1878 год. Во время остановки в Новгороде гроб с телом Императора находился в Софийском соборе. « На всех ночлегах тело в Бозе почившего Императора встречали у церкви все наличное духовенство с крестом и святою водою и вносилось в церкви /оббитые трауром/ на приготовленное место.. где по совершении панихиды читалось Евангелие, по отбытии же тела читалась лития».

     После революции 1917 года храмы стали закрываться, их превращали в клубы, склады зерна, просто разрушали. В городе Новгороде, некогда отличавшемся богатством своих церквей и монастырей ( в начале 1900-х годов в Новгороде насчитывалось 53 действующих церкви, 4 монастыря, 17 часовен) к 1962 году остался всего один действующий храм, а во всей области -27 церквей в которых отправлялась служба. При этом 41 церковное здание использовалось как клубы и спортзалы, 71 для хозяйственных нужд- склады, конторы, базы, 28 -вообще были забиты и заброшены. В 10 районах области не было ни одного действующего храма. Не миновала печальная участь закрытия и Бронницкий храм. В начале 1930-х годов по распоряжению властей сбросили с колокольни колокола, а с куполов кресты, поснимали иконы. Колокола разбили на части и увезли в Новгород. В 1937 году церковь закрыли, а помещение стали использовать как зернохранилище. По воспоминаниям жителей села богослужения продолжались в одном из жилых домов.

Вновь начались богослужения в храме в 1945 году и первым настоятелем храма в послевоенные годы стал о.Петр (Чесноков).

     Большим праздничным событием в жизни Преображенской церкви стал приезд 22 ноября 1953г. и.о. викария Ленинградской митрополии преосвященного Романа, епископа Таллинского и Эстонского, который освятил новый придел в честь Всех Святых в память упокоения воинов павших в Великой Отечественной войне. Богослужение собрало множество жителей Бронницы и окрестных деревень. Приехали и верующие из Новгорода. Более 30 лет церковь не видела архиерейского богослужения.

Добрые воспоминания прихожан оставили после себя священники Бронницкой церкви, которые несли здесь пастырское служение в трудные годы воинствующего атеизма.

      Один из них настоятель храма протоиерей Петр (Чесноков). Исповедаться к нему приезжало духовенство Новгородской епархии, и сам владыка Сергий (Голубцов) у которого он был личным духовником. Одно время о.Петр исполнял обязанности и епархиального духовника. Помимо духовенства к о.Петру на исповедь приходили за духовным советом, утешительным словом и множество мирян от людей простых до занимавших высокие должности. Старались приезжать ночью, опасаясь и за старца и за собственную безопасность: время было тревожное, власти открыто выражали свою нетерпимость по отношению к церкви.

      Родился Петр Чесноков 28 мая 1883 года. Отец его занимался в Санкт-Петербурге аптекарским делом. С детства Петр хромал на левую ногу из-за беспокоившей его незаживающей туберкулезной язвы. С этой болью он прожил до конца своих дней. По болезни родители отдали Петра в 1900 году в Валаамский Спасо – Преображенский монастырь где он пробыл послушником до 1904 г. По исполнении 18 лет Петр отправляется к Иоану Кронштадскому за советом о будущей жизни. О. Иоан посоветовал ему быть священником. Окончив общеобразовательные курсы в С-Петербурге, в 1907 г. успешно сдал экзамен на учителя начальной школы. Решив посвятить свою жизнь служению Богу, в марте 1908г.переезжает в Волынскую губернию, г. Городок где служит псаломщиком. 23.10.1910 Петр был посвящен архп. Антонием Волынским в стихарь, а 17.10.1912г. епископом Гавриилом Острожским (викарием Волынским) рукоположен во диакона. Продолжая службу в г.Городок до 1915 года сдает экзамен на священника и переезжает в Петроградскую губернию где рукоположен во священники. С 19.01.1919 года получает место настоятеля храма Рождества Богородицы с. Черенцова Новоладожского уезда.

      В 1924 году был осужден за сокрытие церковных ценностей, но вскоре оправдан. Не трудно предположить что в годы принудительного изьятия церковных ценностей любой отказ о. Петра от передачи церковной утвари государству посчитали преступлением. С 1930 г.благочинный 3-го Ладожского округа Петроградской епархии, с 1933 г.- протоиерей. В декабре 1933 года вновь арестован на этот раз по обвинению в контрреволюционной деятельности и осужден на 5 лет концлагерей. Отбывал заключение в Дальлаге. (реабелитирован Прокуратурой Ленинградской области в 1989 г.)

      По освобождении переезжает в Новгород, где с 1939 по 1941 год работает сторожем.

После 17.08.1941 (оккупации Новгорода немцами) исполняет пастырские обязанности среди верующих в общине Трясовского прихода ( д.Орлово) 24 км. южнее Новгорода (Поозерье). Во время оккупации им в этом селении был выстроен и освящен храм Вознесения Господня в котором он служит настоятелем( утвержден указом экзарха митр. Сергия с 20.05.1943). Храм действовал до 1950-х г.г. Осенью 1943 г. о.Петр эвакуирован в Литву. С 8.11.1943 - настоятель Успенской ц. г. Мажейки Литовской епархии.

      В 1945 г. о.Петр вернулся в Новгород. После многочисленных проверок его службы на оккупированной территории за ним не нашли враждебных советской власти действий и позволили получить регистрацию у Уполномоченного по делам религий для отправления службы в храмах.

С 15.10.1945 по направлению Новгородской епархии о. Петр становится настоятелем Преображенской церкви с.Бронница. Его трудами в церкви устраивается придел во имя Всех Святых.

     В годы служения в бронницкой церкви о.Петр привлекал к себе учащуюся молодежь, некоторые из них пели в церковном хоре, прислуживали в алтаре, читали на клиросе. Все это, а также помощь нищим ставилась в вину о. Петру.

В те годы вся деятельность церкви строго контролировалась Уполномоченным по делам религий по Новгородской обл., который имел свой чиновничий аппарат, и местными властями. Стремясь ограничить влияние церкви ей была запрещена благотворительная деятельность среди населения, но при этом государство никогда не отказывалось от перечислений церковью средств в Советский фонд мира.

      Ревностное служение о. Петра, его глубокие проповеди и авторитет среди местного населения вызвали резкое недовольство властей, такой деятельный пастырь им был не нужен и в 1959 году его лишают регистрации, а это означало невозможность исполнять обязанности настоятеля. В то время у священника умерла жена, которая за две недели до смерти приняла постриг с именем Надежда и о.Петр решает уйти от мирской жизни и переезжает в Печоры, где поселился в Свято –Успенском Псково-Печерском монастыре. Там принял монашеский постриг с именем Никита и был возведен в сан архимандрита. Несмотря на сильно пошатнувшееся здоровье о.Никита принимал активное участие в монастырской жизни: исповедовал, отчитывал бесноватых. Однако из-за обострившейся болезни старцу было все труднее передвигаться, но он старался преодолеть болезнь и не пропустить ни одного важного праздничного богослужения. «Болезнь переносил с истинно христианским смирением- вспоминал о.Александр- никогда не жаловался на боль ,всегда сам себе стирал бинты и перевязывал рану. …Добрый и любвеобильный ко всем был о.Никита» Скончался он 25 октября 1963 года.

     Протоиерей Амвросий (Джиган) в интервью журналу «София» рассказал о годах своего служения в бронницкой церкви:

« Во время моего служения жизнь не отнимали, но террор продолжался. В самых унизительных формах. После нескольких лет служения в разных приходах митрополит Никодим послал меня в Бронницу. Надо сказать, что место это было в своем роде знаменитое, здесь многие батюшки моего поколения служили. Что-то вроде контрольного пункта: пройдешь проверку -будешь служить, не понравишься уполномоченному Николаю- справку отберут. Назначен я был сюда настоятелем. Ну и решил себя показать. Храм без ремонта стоял 18 лет, почернел весь. Отремонтировал, отправил митрополиту прошение об освящении, а он меня вдруг в отпуск послал. Возвращаюсь и читаю Указ: храм освятить иерейским чином, самому отправиться 1 октября в Старую Руссу третьим священником в Георгиевскую церковь. Я в Ленинград: «Владыка Никодим, чем я провинился? За что меня с настоятелей сняли?» - «Моли Бога, сынок, что «священником оставили и не на лесоповал, а в Старую Руссу попал». Вот такое наказание могло быть за ремонт.»

      Священник Владимир Степанов в своих записках об отце, протоиереи Евгении Степанове, упоминает о жизни в Броннице.

«Окончив семинарское обучение, отец женился на девице Александре, будущей нашей матери, принял сан диакона, а затем священника и был направлен служить в Преображенский храм с.Бронница Новгородской области. В этом храме был в то время настоятелем протоиерей Петр Чесноков. Третьим священником в сем храме был о.Михаил (Ивлев) мой крестный…

     Отец прослужил в Броннице 10 лет. Был очень энергичным, ревностным , не жалел себя ради верующего народа…Архиепископ Новгородский и Старорусский Сергий (Голубцов) любил приезжать в Бронницкий храм на богослужение…

Отец «любил божиих людей». Поэтому в нашем доме находили себе приют и проживали блаженные Васенька, Ванюша и Игнаша. Об Игнаше надо писать отдельно, так как он был избран Богом от чрева матери, был крестником святого прав. о. Иоанна Кронштадтского, имел дар пророческий- предвидения, юродствовал Христа ради. Так, в частности, он за несколько лет предсказал иеромонаху Кириллу (Гундяеву) будущее его архиерейство. Прошли более- менее спокойно для Церкви пятидесятые годы. Вновь пришла пора испытаний. К власти в стране пришел Хрущев со своей «оттепелью», от которой пошел мороз по коже. Начали закрывать храмы и монастыри, многих священников стали лишать мест, а некоторых и сажать в тюрьмы. Против моего отца началась травля, районная газет стала еженедельно писать клеветнические статьи против Церкви Православной, и в частности стали очернять моего родителя. Как мне помниться, в этих статьях унижали не только моего отца, но и нашу мать. Не замедлили явиться и агрессивные дела нашей власти: нагло разобрали половину церковной сторожки, разломали баню, хотели отнять у нас собственный дом, построенный отцом незадолго до гонений по решительному настоянию Новгородской старицы Евдокии. Слава Богу, дом удалось отстоять. И в конце концов отец мой был лишен регистрации и священнического места. Всех чад и домочадцев у нас было примерно десять человек, и все мы жили и питались благодаря отцовскому служению. Можно было умирать с голоду, можно было идти побираться – хрущевской власти это было безразлично. ( С большим трудом о.Евгению удалось устроиться священником в пос. Славковичи Псковской обл., где он и прослужил около 30 лет). Уйдя на покой по старости и состоянию здоровья , он вернулся с матушкой ,нашей матерью доживать свой век в Бронницу, в собственный дом. 10 сентября 1991 г.он мирно почил о Господе.»

     Многие годы нес службу в храме архимандрит Илларион, духовник Новгородской епархии. Будучи настоятелем церкви, совершил он в 1999 году паломническую поездку в святую Землю в составе группы из 16 паломников. По возвращении опубликовал свой рассказ о поездке в Новгородских епархиальных ведомостях. В его воспоминаниях о встречи со Святой Землей чувствуется глубокое знание им библейской истории, искренняя христианская вера в деяния Сына Человеческого, владение проникновенным словом пастыря. Скончался архимандрит Илларион в 2008 году. Похоронен в Хутынском монастыре в Новгороде.

В 1974-1984 г.г.вторым священником церкви нес службу о.Валентин (Слукин).

      С 1984 года служил здесь о.Стефан (Сергей Васильевич Попков).

      Родился С.В.Попков 7 июля1946 года в Туле в многодетной семье. Из пяти его братьев четверо стали священнослужителями. После службы в Армии Сергей Попков ушел в Псково-Печерский монастырь где и принял монашеский постриг. Поступив в Духовную семинарию служил в Никольском соборе в Ленинграде. В 1979 рукоположен в просвитеры и в 1984 году направлен служить в Бронницкую церковь, где прослужил он недолго. Его служебное усердие и деловые качества епархия с успехом использовала для организации службы и устройства вновь открываемых храмов и монастырей. Сначала о. Стефана направляют для устройства службы храма в г.Холм, затем, в 1989 году, Николо-Вяжищского монастыря, в 1992 году Валдайского Иверского монастыря, где о.Стефан служит настоятелем. В 1997 году он вновь возвращается в Спасо-Преображенскую церковь с.Бронница настоятелем храма в котором прослужил до конца своих дней. Его стараниями, а также о.Александра (Климова) при церкви действовала воскресная школа, где постигали азы православия дети из с.Бронницы, поселка Пролетарий и окрестных деревень. Важное воспитательное начинание продолжается и после о.Стефана. Скончался о.Стефан 30 июня 2009 года. Погребен в Валдайском Иверском монастыре как первый игумен возрожденной обители.

      В 2008 году Спасо-Преображенская церковь отпраздновала свое 120 летие. Праздничное богослужение при большом стечении народа 2 ноября провел о.Ефрем, наместник Валдайского Свято-Иверского монастыря и о. Алексей из новгородской Святой Софии. По завершению Божественной Литургии прошел крестный ход, была отслужена панихида у могил строителей и создателей храма. Грамоты архиепископа Новгородского и Старорусского Льва за усердное служение церкви были вручены 11 прихожанам и в том числе главе Бронницкого сельского поселения Е.Н.Евсеевой.

     В доме культуры в связи со 120- летием храма состоялась выставка, раскрывающая его историю в фотографиях. Здесь можно было увидеть фотографии и первого настоятеля послевоенного периода церкви о.Петра (Чеснокова) и о.Евгения (Степанова), о. Михаила (Ивлева).

     По данным страхового общества в 1910 году у Преображенской церкви стояли: причтовый дом каменный, сторожка каменная оштукатуренная, крытая железом, длиной 13 арш., шириной 9 арш., высотой 6 арш. с 2 печами- русской и голландской; хлев бревенчатый, крытый тесом, 3 на 3 сажени, высотой 3 1/2 арш., без пола, постройки 1908 года; амбар, хлев и навес деревянные, баня, ледник. Сторожка и навес были повреждены пожаром в 1911 г.

 

     На вершине горы где сейчас возвышается Введенская церковь с давних времен находилась часовня, а затем деревянный храм. В 1769 г.на его месте была отстроена каменная церковь. История ее возведения сохранилась в легенде.

     По преданию Екатерина ІІ возвращаясь из Москвы после коронации отдыхала в Бронницком путевом дворце и «пленяясь живописным видом Бронницкой горы, благоволила подняться на эту гору, с которой смотрела Новгород, усеянный многими монастырями и церквами, и на другие окрестности, видные на далеком расстоянии». В память о своем посещении императрица якобы повелела соорудить храм во имя великомученицы Екатерины. Указание императрицы было исполнено, но не полностью. Сооруженная новая каменная трехпрестольная церковь как и ее предшественница все же была посвящена «Введению божией матери во храм» с приделами Иоанна Предтечи и великомученицы Екатерины.

     Скорее всего это просто легенда. Сохранились камер фурьерские журналы, в которых зафиксированы все основные передвижения императрицы ЕкатериныІІ. Коронация императрицы состоялась в Москве 22 сентября 1762 года. Екатерина ІІ на пути в Москву прибыла в Бронницу 4 сентября: «В станцию, что в Бронницком яму, которая расстоянием от Новгорода в 35 верстах, Ея императорское величество прибыть соизволила пополудни в 10-м часу(вечера), где соизволила иметь отдохновение; а у вечернего стола быть не соизволила. 5-го числа , то есть в четверток, пред полуднем в 8 часов ( утра) , Ея императорское величество из Бронницкой станции соизволила иметь путешествие (т.е. отправилась дальше).» Как видим, времени для осмотра Бронницкой горы у императрицы не было. А теперь обратимся к записям журнала за июнь 1763 года о поездке Екатерины ІІ после коронации из Москвы в Петербург. 18 июня 1763 года. «В станцию,что в Бронницком яму Ея императорское величество прибыть соизволила пополудни в 8 часу, где изволила кушать вечернее кушанье в тамошнем дворце, в 16-ти персонах, а после стола, в 10-м пополудни часу изволила иметь путешествие. В Новгород Ея императорское величество прибыть соизволила пополуночи в 1-м часу, в станцию, что в Подберезье, пополуночи ж в 3-м часу; и как в Новгороде, так и в Подберезье, из кареты выходить не соизволила.» Мы намеренно приводим эту запись полностью, чтобы показать,что Екатерина ІІ явно спешила и нигде не задерживалась. Но это не значит, что она не могла ознакомиться с Бронницкой церковью в других поездках, да и не заметить ее с дороги и из путевого дворца она просто не могла. А уж пояснения об этом храме ей могли дать самые высокие сановники.

Но вот что говорится в документе,  сохранившемся до нашего времени в РГИА:

               Получено в Синод 2 марта 1771г.

Генерал-майора Новгородского губернатора Сиверса

доношение

в Святейший Правительствующий Синод.

 

         Как Ее Императорское величество и Его Императорское высочество во время высочайшего шествия из Санкт-Петербурга в Москву усмотреть соизволили, что имеющаяся в селе Бронницах церковь весьма обветшала и потому на постройку вместо оной вновь каменной церкви всемилостливо пожаловали некоторую сумму  [и потому  и церковных несколько имеется на постройку оной вновь каменной церкви, тамошним выборным кирпич подряжен] . Того ради Святейшему Синоду предстоящее при старой церкви кладбище у реки почти уже смыто и потому покорнейше прошу,  дабы повелено было дозволить вновь оную церковь построить на горе называемой Бронницкой, где ныне часовня имеется, а ветхую по построении каменной разломать. И о том когда надлежит определит Её Императорское величество Указом.

Сиверс

                                                                                       В Святейший Правительствующий Синод

                                                                                        Рапорт губернатора Сиверса.

         Ея Императорского величества Указ из Святейшего Правительствующего Синода 10 марта 1771 года № 423 о построении при яме Бронницах вместо ветхой деревянной вновь каменной на горе Бронницкой церкви мною в Нов городе 16 числа получен.

    Сиверс.

(РГИА   Ф.796, оп.52, д.81.) 

            Полковник Корнилович в газете Северная пчела (1855г. №№12,13) в «Описании Бронницкой горы и яма Бронниц» отмечает ,что на постройку церкви Екатериной II первоначально было пожаловано 2000 руб. В ходе строительства выделенных  императрицей и собранных населением денег не хватило и по ходатайству  местных жителей был издан императорский Указ о завершении строительства церкви за счет казны.

 

     Таким образом, по велению Императрицы Введенская церковь некогда стоявшая на берегу р.Мсты и упоминавшаяся в Писцовых книгах 1495 г. обрела свой новый облик взлетев на вершину Бронницкой горы.

     В начале XIX в. на территории Новгородской губернии создается округ военных поселений. К нему отошла и Введенская церковь, к тому времени сильно обветшавшая.

     Весной 1826 года архитектор Я.Максимович составил проект ее восстановления и направил его архитектору Стасову с предложением «рассмотреть помянутые вновь прожектированные план и фасад сей церкви и возвратить оные со своим мнением… с переделкой оных если нужно». 9 июня 1826 года Стасов передал директору работ Ф.И. Рербергу свой проект основательной перестройки церкви и рекомендации. В частности предусматривалось:

     «Вместо деревянных карнизов сделать каменные;

Шейку вместо жести обить черным железом и выкрасить белою краскою, а шар и крест- медные, золоченые.

Крыши выкрасить серою краской;

Иконостас устроить по особому проекту;

Устроить 6 печей».

     19 октября 1826 года проект был утвержден, хотя и не все рекомендации Стасова были приняты, и направлен 29 октября того же года начальнику строительства Волкову для составления сметы.

     Прежнюю почти квадратную в плане церковь Стасов переделывал основательно. Два запроектированных дорических портика и купол на высоком граненом барабане придавали зданию монументальный вид. Большие споры вызвало предложение Стасова возвести над куполом колокольни 15 метровый шпиль. Учитывая расстояние отсчитываемое от горизонта (основания горы) до оконечности креста, которым завершался шпиль, общая высота составила бы 30 сажен (64 метра), что по мнению Волкова

представляло большую опасность при сильных ветрах со стороны озера Ильмень. Производитель работ Максимович представил свой вариант шпиля. В связи с возникшими разногласиями был даже учрежден специальный «комитет построения шпиля колокольни на Бронницкой горе» который решил не возводить шпиль вовсе, учитывая что часть колокольни старая и ненадежная. Эти решения подписал вместе с остальными членами комитета и Стасов.

      Строительство началось летом 1828 года. В ходе работ было обнаружено, что старые стены по своему состоянию сохранены быть не могут. Новые стены вывели на гранитном цоколе. Основные работы были завершены в 1830 году, но установка крестов и отделка внутри ( включая частичную переделку прежнего иконостаса) продолжалась до 1832 года. На вершине горы вокруг церкви устроили площадь для построения воинских подразделений и проложили на холм дорогу, обсаженную деревьями. Отделка церкви была весьма скромной. Но несмотря на небольшие размеры (длина 26,3 м., ширина 19,21 м.) благодаря мощным дорическим портикам здание воспринимается монументальным. Связанный старыми габаритами Стасов достиг при этом яркой выразительности здания. Превосходные дорические портики и выразительные капители создают неповторимое впечатление от храма усиливаемое природным окружением. Введенская церковь со времен аракчеевских поселений и до 1874 года находилась в ведении военного ведомства. Перестройка производилась на средства экономического комитета военных поселений. Рядом с церковью располагалась сторожка. На вершине горы были выкопаны два колодца, которые давали воду вплоть до 60-х годов XXв.

     В годы Великой Отечественной войны с 1941 по 1944 годы, когда Бронница находилась в прифронтовой полосе на колокольне размещался наблюдательный пункт, на котором постоянно дежурили две девушки, военные связисты. Проживали они в сторожке рядом с церковью.

В 1960 году постановлением СМ РСФСР от 30.08.1960 № 1327 «О дальнейшем улучшении дела охраны памятников культуры в РСФСР» Введенская церковь внесена в Список памятников архитектуры, подлежащих охране как памятники государственного значения.( В списке памятник назван как церковь Екатерины на холме, ХІХ в.) Возможно этот документ способствовал тому что в 1972 году памятник был реставрирован по проекту Л.А.Ашимихиной, правда не за счет государства, а на средства Всесоюзного общества охраны памятников и тем самым была продлена его жизнь.

     Однако, и годы и люди не берегут ценного памятника архитектуры. Храм постепенно разрушается и вблизи представляет удручающее зрелище. Памятнику крайне необходима наша забота.

Кроме двух храмов до нашего времени в селе сохранились остатки каменной часовни на Бронницком кладбище.

По данным страхового общества в 1910 году часовня была  бревенчатая, деревянная в два окна, высотой 5 аршин.

В д.Эстьяны стояла часовня постройки 1856 года, деревянная 4 на 4 сажени, высотой 5 арш., в 4 окна на каменном фундаменте, обшита тесом, крыта железом.

Иконостас часовни длиной 9 арш., высотой 4 арш. Принадлежала часовня обществу крестьян д. Эстьяны.

При фабрике Кузнецова также имелась часовня прихода Бронницкой церкви: деревянная на кирпичном цоколе с железной крышей и главкой постройки 1913 года. Длиной -13 саж., шириной- 10 саж., высотой-3 саж. Окон - 12 шт., печей-3 шт.

В переписке Новгородского губернатора с Министром внутренних дел от 31 июля 1831 года упоминается строительство на правом берегу р.Мсты  часовни Сырковского девичьего монастыря.

Храмы вдоль Мсты 

            Церковь в честь Рождества Божьей Матери на Пречистенском Боженском погосте упоминается впервые в Новгородской переписной книге ХV в. Храм был приходским для деревень по левому берегу Мсты от Самокражи до Белой Горы. Позднее деревни от Самокражи до Полос отошли к Покровскому приходу (ц. Покрова Божьей Матери в сельце Песочно). В начале ХІХ в. церковь, как обветшалую, разобрали. В 1836 г. в военном поселении расположенной рядом д. Белая Гора устроили "подвижную" Никольскую церковь. В 1865 году вместо нее построена деревянная Никольская церковь, которая просуществовала до 1937 года.

            В с.Рышево в 1701 году был построен деревянный храм Рождества Богородицы. Приход стал именоваться пречистенским, к нему отошла часть деревень Боженского погоста.

            Во второй половине ХVІІІ в. на территории рышевского пречистенского прихода в усадьбах помещиков появились домовые церкви. Одна была построена в 1780 году новгородским помещиком, надворным советником И.П. Манкошевым в сельце Песочно (в н.в. сельцо не существует, напротив д. Самокража, на противоположном берегу Мсты), другая -ок.1783 г. М.А. Муравьевым в Ратчино-Горке (ныне Бараниха). Обе церкви были приписаны к храму Рождества Богородицы в с. Рышево.

            К концу ХVІІІ в. в сельце Песочно на правом берегу Мсты в 1794 г. учрежден Покровский приход выросший из приписной домовой церкви. К приходу отошли деревни Жабицы, оба Ратчина, Самокража, Полосы, Частова, Локоток, Флорова Лука и Серегиж. В начале 1800-х г.г. деревянный храм сильно пострадал от пожара и в 1842 году был восстановлен и освящен в честь святителя Николая.

            В с.Морозовичи, на правом берегу Мсты, помещицей М.Т.Козляниновой, владелицей д. Частова, в 1818 г. построен каменный храм свт. Николая. В результате пожара в 1974 г. часть храма выгорела. В 2013 г. инициативная группа из Санкт-Петербурга начала работы по строительству рядом с храмом часовни. Но вместо часовни в 2015 году была построена небольшая деревянная церковь. В настоящее время идет восстановление каменного Никольского храма.

            В 1834-1837 г.г. на средства статского советника Николая Ивановича Манкошева и помещицы Татьяны Яковлевны Кемецкой на кладбище между деревнями Локоток и Самокража построена Покровская церковь. Храм имел три престола. Главный престол освящен в честь Покрова Божьей Матери, северный (левый) - во имя святителя Иоанна архиепископа Новгородского, южный (правый) во имя Архангела Гавриила. Освящал храм епископ Старорусский Федотий (Озеров). и

            Храм одноапсидный, построен в стиле классицизма из красного кирпича, несколько раз оштукатурен. Состоит из основной части, притвора и двух небольших приделов встроенных к притвору. Над притвором небольшая колокольня со шпилевым завершением. Длина здания 27 м., ширина -12 м., крыша над основной частью четырехскатная, над притвором и приделами крыши двускатные, барабан с полусферическим куполом установлен на тромпах. Купол имел завершение лантерной. По обеим сторонам основной части здания портики с 4 полуколоннами и фронтонным  завершением. Фасады и апсида отделаны горизонтальным рустом.

            Под церковь Н.И. Манкошев предоставил   30 дес. 812 кв. саж. земли. Место получило название сельцо Покровское. С 1843 года все сельские храмы подразделялись на 7 классов в зависимости от числа прихожан. От класса зависела оплата труда причта. Седьмой класс включал самые малочисленные и бедные приходы. Покровский приход зачислили в 6-й класс.

 

Старообрядцы

    Старообрядчество возникло как религиозное течение отвергающее церковную реформу, предпринятую в 1650-1660 г.г. патриархом Никоном (бывшим митрополитом Новгородским) и царем Алексеем Михайловичем. Реформа вызвала раскол в Русской православной церкви. Противников реформы стали называть раскольниками, старообрядцами, староверами.

   Несмотря на жесткие меры, предпринимаемые царскими властями а затем и советской властью, искоренить старообрядчество в России   не удалось на протяжении столетий.

   В дореволюционное время губернские и епархиальные начальники регулярно представляли в Петербург сведения о числе раскольников, но их качество вызывало у властей большие сомнения.

    Для выяснения реального положения дел на местах в отдельные губернии были направлены чиновники особых поручений министерства внутренних дел с целью подробного описания статистики, быта, географического расселения, умонастроений и экономических занятий старообрядцев.

  Ответственным за проведение данной работы в Новгородской губернии стал чиновник особых поручений при МВД статский советник Юлий Константинович Арсеньев (1818-1873 г.г.). В 1853-1854 г.г. он провел экспедицию в Новгородскую губернию с целью секретного выяснения современного положения раскола.

    По сведениям Ю.К. Арсеньева, старообрядцы составляли 11% в 9 уездах и Старорусском округе пахотных солдат губернии. По Новгородской губернии официально числилось 8436 человек, тогда как по результатам экспедиции было выявлено 68131 чел. староверов или в 8,1 раз больше.

  Староверы проживали в 1425 населенных пунктах. Особенно выделялся Крестецкий уезд. В 386 населенных пунктах из 682 проживали беспоповцы, почти каждый третий житель являлся последователем старой веры. В Новгородском уезде 8% жителей составляли староверы.   Уезд выделялся числом молелен, здесь содержались потайные монастыри, скиты, сюда приезжали именитые купцы Петербурга и Москвы на время или же побыть здесь остаток жизни. По социальному составу староверы в основном относились к крестьянству, но среди купечества так же было не мало староверов. В Крестцах все купечество -128 человек исповедовало старообрядчество.

Сведения о численности старообрядцев

Жителей

Из них старооб-   рядцы

%

Из них

Селений

Молелен

купцов

мещан

крестьян

всего

старо-

обрядцев

Новгородский уезд

90757

7413

8

11

19

7383

667

119

17

Крестецкий уезд

60796

17467

29

115

245

17107

682

386

16

Новгородская губерния

625681

68339

11

552

1378

60302

 

1425

93

 

    В Новгородском уезде моленные находились в селе Бронница, в деревнях Бор, Мшага Шимской волости. В чисто старообрядческих селениях Тесовской волости Запередолье, Задубовье, Жилое Рыдно, Ильюшкин остров имелись моленные, скиты, монастыри.

   При обследовании отмечено связь староверов Новгородского уезда с Петербургом. Из 218 староверов находящихся в отлучке19 находились на Волковском кладбище, 20 по извозу в Петербурге, 9- на ловле рыбы на о. Ильмень. Покровительство новгородским молельням оказывали петербургские купцы Михайлов, Глотов, Зиновьевский, Кузьмин, московские купцы Егоров, Стрелков, Гучков.

     В редких случаях основным источником для староверов было хлебопашество, по большей части они занимались отхожими промыслами, извозом, торговлей. Сказывалась и равноудаленная близость к основным конфессиональным центрам федосеевцев: Преображенской общине в Москве и Волковской общине в Санкт Петербурге.

     Арсеньев особо выделял, что староверы Крестецкого уезда трудолюбивы и промышленны, "не преданы пьянству, честны и богаты", у них высоко развито чувство братства. Деревни их больше похожи на посады или местечки. По свидетельству отчетов пахотные солдаты старорусского округа "богаты и промышленны, они благоденствуют в полном смысле слова", обладая лесом, полями, сенокосами и рыбной ловлей, возможностью использовать заемные средства.      

         

   По результатам обследования Арсеньев делает довольно смелый вывод, что главной причиной распространения раскола являлись слабость священников и коррупция полиции. Отмечает низкую подготовку и начитанность православных священников, которые не могли вступать в полемику с федосеевцами, отличавшимися большими знаниями и более строгой жизнью. Староверы стали постоянной статьей дохода для полиции и священства.

 

     Последователи старообрядчества (поморского согласия) жили в Броннице, как и в других селениях Новгородчины, издавна. Так, по данным Министерства внутренних дел царской России в 1850-х годах из 716 человек местного прихода насчитывалось 378 старообрядцев. Для староверов в селе действовала одна моленная (молитвенный дом) и при ней кладбище на берегу реки Глушицы, устроенные с дозволения по "высочайшему указу" 1812 года.

     Хотя строить церкви старообрядцам было запрещено у жителей села были устроены и тайные домовые моленные. На молитву на берегу Глушицы по воскресеньям и праздникам собирались приверженцы старого обряда жители села, Новоселиц, Белой Горы, Эстьян, Мшажки (Мшаги), Русско, приезжали купцы и мещане из Новгорода. Местные староверы не принимали священников синодальной церкви и относились к беспоповцам. Службу вел избранный для этого крестьянин. В начале ХХ века это был ямской голова Никифор Анфимов, позднее простой ямщик Абрам Копылов. Они же крестили младенцев и отпевали покойников.

Служба велась по древним дониконовским книгам. Моленная была наполнена иконами древнего письма, собранием старинных книг, украшена паникадилом и предметами культа, необходимыми для служения.

      После октябрьской революции староверы не приняли новую власть.

В ходе борьбы с религией в 1924 году моленная была закрыта. Но на кладбище продолжали подхоранивать вплоть до начала войны, пока оно не было разрушено во время бомбежки.