Get Adobe Flash player

Бронницкой школе - 170 лет

ekole2min

Подробнее читайте в разделе

"Школьная история"

400 лет сражению у Бронницы

400years

Подробнее читайте в разделе

 "Форпост Великого Новгорода"

1268 - 2018 г.г. Броннице - 750 лет 

brongora 02

Подробнее читайте в раделе

"Форпост Великого Новгорода"

История Бронницы

Бронницкая фарфоровая фабрика на реке Ниша

С родом Рейхелей связана история завода, который многие годы был известен как Бронницкая фабрика И.Кузнецова, после революции- завод «Пролетарий» , а в наше время «Пролетарский фарфор».

Младший сын Рейхеля Петр во второй половине XIXв д.Устье, на берегу реки Ниши построил лесопильный завод, затем на этом же месте кирпичный, который перестроил в гончарный и наконец, летом 1884 года - в фаянсово-фарфоровый завод. В новом строении разместились четыре горна для обжига. Несмотря на принятые в те времена нещадную эксплуатацию,низкую оплату и безграничное использование детского труда не прошло и восеми лет как производство разорилось и завод был в 1892 году продан Ивану Кузнецову, имевшему к тому времени два успешно развивающихся предприятия по изготовлению фарфора в Чудово и в д.Грузино на Волхове.

Иван Кузнецов происходил из купеческой семьи старообрядцев, приходился двоюродным братом Матвею Кузнецову, другому, более знаменитому владельцу фарфоровых заводов России. Изделия Матвея Кузнецова были более дорогими, и качество их было повыше, продавали его фарфор не только в России, но и за границей- в Персии, Турции, Китае, Афганистане. Продукция заводов Ивана Кузнецова также пользовалась огромным спросом. В покупателях не было недостатка.

Со сменой хозяина завод на берегу Ниши у Новой Мельницы получил новую жизнь. Вместо деревянных зданий были построены каменные, установлены электрические точильные машины. На строительстве завода Иван Кузнецов использовал труд крестьян окрестных деревень. На ответственные работы выписал, как тогда говорили, артели плотников из Твери на привелигированных условиях по сравнению с местными работниками. Вскоре в селении Новая Мельница появились два каменных трехэтажных и один деревянный двухэтажный корпуса. В одиннадцати двухэтажных деревянных зданиях разместились живописное отделение, амбары для посуды, контора, квартиры для служащих. Название Новая Мельница ушло, поселение стало называться Кузнецовским, а фабрика - Бронницкой. Когда в 1893 году было запущено производство, на фабрику прибыли московские мастера по изготовлению фарфора.

Двоюродные братья Кузнецовы развивали производство фарфора отдельно друг от друга и каждый добился признания своей торговой марки. Более состоятельный Матвей Кузнецов, захвативший основную часть рынка фарфора в стране, мог позволить себе преобрести в 1898 году последнюю новинку –патент на муфельную печь для обжига расписанной посуды, изобретенную немецким живописцем Фюрбрингером, у фирмы «Товарищество Винцер Кильн» . Особенностью такой печи была изолированная камера из огнеупорного материала. В процессе обжига изделия не соприкасались с огнем и с продуктами сгорания, что значительно повышало качество продукции. Не смотря на приоритет двоюродного брата на исключительное использование новинки, Иван Кузнецов стал применять немецкую разработку на своем производстве, по-видимому, построив ее аналог. Судебные разбирательства фирмы о запрещении использования И.Кузнецовым печей «Муфель», а также о подделке им клейма Товарищества Матвея Кузнецова тянулись 9 лет- с 26 февраля 1901г. по 3 апреля 1910 года и закончились в пользу Матвея Кузнецова и Товарищества Винцер Кильн.

В 1906 году на фабрике произошел сильный пожар, сгорела часть фабрики, но вскоре производство было полностью восстановлено.

В 1910 году проведена модернизация фабрики : значительно обновлено оборудование, построены горны для обжига изделий, установлены три новых паровых котла, начали действовать точильное, сортировочное, живописное отделения. Все производство строилось на привозном сырье. Глину привозили из Боровичей и Воронежа, мел из Белгорода, гипс из Нижегородской губернии, шпат из Финляндии, кремний из Риги, колчедан из Англии, кварц из Швеции. Готовая продукция отправлялась баржами Кузнецова и железной дорогой в Петербург, где фабрикант имел несколько своих магазинов, а также на многочисленные российские ярмарки в Самару, Нижний Новгороде, Астрахань, Боровичи, Ригу, Псков, Уфу, Казань, в Пермскую и Омскую губернии. На фабрике работало 1100 человек, производилось 890 т. изделий в год и вырабатывалось до 1500 пудов массы для фарфора и фаянса.

Однако условия труда рабочих, производивших столь популярную в России продукцию, были ужасными. В помещениях пыль стояла столбом, вентиляция отсутствовала, жара от горнов была невыносимая. Никаким санитарным нормам такое производство не соответствовало. «По четырнадцать- пятнадцать часов рабочие не выходили из душных темных цехов.- вспоминала старейшая рабочая завода А.Седякина - Вся работа проводилась вручную. На третий этаж поднимали глину, из цеха в цех переносили на руках изделия». Мастера следили за каждым рабочим и при малейшем подозрении хозяин рассчитывал недовольных. Штрафы были обычным делом. Недовольство рабочих кузнецовских заводов обеспокоило даже новгородского губернатора графа Оттона Людвиговича Медема, который в своем отчете в 1899 году отмечал, что «Кузнецов- собственник двух фарфоровых и стекольной фабрик – проявляет к своим рабочим самое бессердечное отношение. Уменьшение задельной платы и другие притеснительные условия не раз давали рабочим его фабрик повод к неудовольствию и возбуждению» . Кабинет Министров вынужден был рассматривать создавшееся положение на фабриках И.Кузнецова и направить предписание Новгородской губернской фабричной инспекции принять меры «к установлению более правильных отношений между Кузнецовым и занятыми на его фабриках рабочими»

Условия труда на предприятиях в Российской империи в то время регулировались фабричным законодательством и, в частности, «Уставом о промышленности».

Основным документом при приеме на работу, подтверждавшим заключение трудового договора, была расчетная книжка, которая выдавалась работнику по акту. В расчетную книжку вносились основные сведения о работе. Женщина могла устроиться работать на фабрику только с согласия мужа.

Рабочее время для работающих в одну смену днем устанавливалось не более 11,5 час., а в субботу и предпраздничные дни – 10 часов. В ночное время - также 10 час. Не работали в воскресенье и в праздники: 1 и 6 января, 25 марта, 6 и 15 августа, 8 сентября, 25 и 26 декабря ( по старому стилю).

Детям разрешалось работать с 12 лет. Дети с 12 до 15 лет считались малолетними и их рабочий день продолжался около 8 часов, им запрещалось работать с 21 час. до 5 час.утра (ночное время). Но и здесь находились исключения и зачастую детям разрешали работать ночью до 6 утра с условием, что их последующий отдых составит не менее 12 часов. (Ограничение рабочего возраста детей 12 летием по тем временам уже было большим достижением. До 1884 года труд детей ни какими законами не регулировался и дети начинали трудиться на фабриках с 5-6 лет). Подростками считали детей 15-17 лет. Женщинам ( с 15 лет) запрещалось как и детям работать в ночную смену с 21 час.до 5 час. утра. Но лазейки для обхода закона находили. С разрешения губернатора или губернского чиновника разрешалось привлекать для работы детей и женщин в ночную смену, если фабрика возобновляла работу после простоя в связи с чрезвычайными обстоятельствами (пожар, наводнение) или поступило много заказов перед ярмаркой. На фарфоровых заводах И.Кузнецова рабочие получали в среднем 42 коп. за 11 часовой рабочий день. Для промышленных предприятий того времени такая зарплата считалась невысокой.

Законодательство обязывало фабрикантов создавать при фабриках школы для обучения детей. Поэтому постройку школы при фабрике (в будущем поселке Пролетарий) самим И.Е.Кузнецовым вряд ли можно считать благодетельством со стороны фабриканта, это была обязанность, установленная законом.

Фабричное руководство предоставляло работникам квартиры, огороды

.

При фабриках с согласия администрации открывались магазины и ею контролировались. Цены на товары в таких магазинах были выше чем в сельской лавке. В магазине можно было взять товар в кредит. Кроме того, распространена была практика выдачи администрацией небольших сумм работнику в долг. Законодательство запрещало брать за такие кредиты проценты.

Штрафы широко применялись: за некачественную работу, поломку машин, изделий и пр.; прогул (отсутствие на работе половину рабочего дня без уважительных причин), нарушение порядка (опоздание, отлучка с завода, нарушение правил поведения с огнем, игры на деньги в карты). Обжалование штрафа законом не предусматривалось, но при установлении проверяющей инспекцией случаев незаконного наложения штрафа, его сумма возвращалась работнику. Штраф не мог превышать 30% зароботка. При наложении штрафа в максимальном размере работника имели права и уволить.

В советской литературе штрафы на капиталистических предприятиях были обьектом постоянной критики. Но при этом не упоминали куда шли суммы этих штрафов.

Деньги, вычтенные в виде штрафов, составляли штрафной капитал и хранились на предприятии. Если капитал превышал 100 рублей, то вкладывался в сберкассу для получения процентов. Использовали этот фонд исключительно на социальные нужды работников (помощь работникам, получившим инвалидность, беременным женщинам, на похороны и др.)

Штрафы налагались и на фабрикантов и их администрацию судом или губернскими органами: за наличие работников без расчетной книжки, неправильное заполнение расчетной книжки (штраф от 5 до25 руб).

На администрацию штрафы налагались так же за взимание процентов из сумм выданных в долг, расчет с работником хлебом, продуктами, промтоварами вместо денег (штраф от 50 до 300 руб). ( Как здесь не вспомнить наши колхозы, где обычным делом было выдача на трудодни колхозникам зерна, картофеля, капусты, других продуктов вместо денежной оплаты. И так продолжалось 60 лет).

Суммы штрафов собирались в специальный фонд, который также использовался на социальные нужды.

Таким образом, по закону все штрафы возвращались работникам у которых была в них крайняя необходимость.

Основные жалобы, которые поступали в инспекцию от рабочих были на нарушение условий оплаты труда, оскорбления, побои рабочих мастерами. Нередки были случаи, когда мастер принуждал рабочего угощать его за свой счет вином. А по русскому обычаю пили вместе и не редко в Бронницком трактире.

В 1913 году И.Кузнецов зарегистрировал «Товарищество Ивана Кузнецова» куда вошли все его новгородские заводы. Пайщиками стали жена, четыре сына, три дочери. Это позволило увеличить основной капитал товарищества с трех до четырех миллионов рублей. Товариществу принадлежали дома, торговые помещения и склады в Санкт-Петербурге, Москве, Риге, Харькове, и других городах, а также на ярмарках –Вологодской, Ярославской, Нижегородской, Омской, Тюменской, Уфимской и др.

В годы первой мировой войны прекратились поставки импортного сырья. Завод стал сокращать производство. К 1916 году численность рабочих сократилась до 700чел., а к 1917 –му – до 425 чел.

Февральская революция 1917 года подтолкнула рабочих к открытым выступлениям против хозяина. На всех заводах Кузнецова были созданы комитеты и советы старост из рабочих. Обратившись со своими требованиями к Кузнецову и не получив от него положительного ответа, рабочие Бронницкой фабрики до ночи не выпускали его с предприятия. После этого И.Кузнецов здесь не появлялся.

29 июля представитель администрации Карпов пытался вывезти деньги фабричной кассы, но был задержан рабочими и деньги возвращены на фабрику. 1сентября 1917 года И.Кузнецов остановил работу предприятия.

С установлением советской власти 19 марта 1918 года Новгородский совнархоз принял постановление о передаче предприятий Товарищества И.Кузнецова фабрично- заводскому управлению. К тому времени фабрика пребывала в тяжелейшем положении. Отсутствовали запасы сырья, топлива, оборудование в неработоспособном состоянии. Не было средств на восстановление и на зарплату. Рабочее собрание в тяжелой ситуации приняло решение мобилизовать всех рабочих на восстановление, а оплату производить продукцией. И рабочие стали ходить по деревням, предлагали посуду в обмен на картофель, хлеб. Постепенно стало восстанавливаться производство. Вскоре на фабрике был создан рабочий кооператив, открылся магазин.

Вокруг завода разрасталось поселение рабочих.

В ноябре 1921 года все фарфоровые заводы в Новгородской губернии были обьединены в трест Новгубфарфор, затем в Фарфортрест, а с середины 1926 года отошли к московскому Центрфарфортресту.

5 ноября 1922 года рабочие Бронницкой фабрики на общем собрании решили ходатайствовать перед Новгубисполкомом о её переименовании в «Пролетарий». Ходатайство было удовлетворено, однако в статистических отчетах предприятие еще долго числилось как Бронницкая фарфоро-фаянсовая фабрика.

В 1923 году фабрики Новгубфарфора удвоили, а в следующем году утроили производство по сравнению с 1921 годом. В 1925 году завод полностью перешел на выпуск фарфора.

Все же трудности с обеспечением качественным сырьем ощущались еще долгие годы. По данным статистического бюро Новгородской губернии в 1 квартале 1926 года заводы Фарфортреста производили только 83% от довоенного (1913 г.) обьема продукции. Производственные проблемы в 1926 году усложнила стихия- при весеннем половодье были затоплены заводские помещения и завод два месяца - апрель и май- не работал.

В период 1930-1940 годов завод «Пролетарий» стал уверенно наращивать мощности, постоянно обновлялись формы и роспись выпускаемых изделий. Продукция завода получила признание во многих городах страны.

В годы войны завод был эвакуирован в Красноярск. Немногочисленные оставшиеся рабочие производили печки для фронта и готовили гипс для госпиталей. После освобождения Новгорода и отдаления фронта, фабрика начала восстанавливаться и набирать мощности. К январю 1945 года выпускалось 90 тысяч фарфоровых изделий.

С мая 1945 года открылось художественно- ремесленное училище, которое за первые три послевоенных года подготовило 60 квалифицированных рабочих для фабрики.

Первая очередь завода была восстановлена к июню 1945 года, а осенью заработали все остальные цехи. В первую послевоенную пятилетку было изготовлено10 миллионов единиц продукции.

В 1962 году началась реконструкция завода, что позволило полностью изменить технологию производства и начать в 1967 году выпуск тонкостенного фарфора. В 1980-х годах завод ежегодно выпускал продукции на 13 миллионов рублей. В те годы славу «Пролетария» создавали художники И.М.Бердников (главный художник завода), И.П. Колонистов, Г.А.Хоменко, В.С.Яцун, Ф.Н.Крохина, Е.В.Романова, З.В.Алексеева. В каждое фарфоровое изделие был вложен труд всего тысячного коллектива завода, но так сложилось, что заметнее всегда те, кто разрабатывают форму и украшают фарфоровое изделие- создают его лицо.

Работы пролетарцев участвовали во многих республиканских, региональных, международных выставках и ярмарках в Москве, Ленинграде, Новгороде, в Бельгии, Канаде, ФРГ. Отдельные произведения хранятся в Государственном Русском музее, Новгородском музее заповеднике.

В 1960-70-х годах руководил заводом директор Б.М.Купсик. Предприятие было одним из крупнейших в Советском Союзе по выпуску фарфора и занимало второе место после Дулевского фарфорового завода.

Многолетний самоотверженный труд коллектива фарфористов в 1976 году был отмечен правительственной наградой - орденом «Знак Почета».

В конце ХХ века завод получает название «Пролетарский фарфор».

С годами «Пролетарскому фарфору» стало труднее выруливать на суровых просторах рыночной экономики. Прилавки российских магазинов заполнились относительно недорогой посудой китайского и польского производства. А завод пытался выживать несмотря на постоянное повышение цен на сырье, энергоносители, рост налогов. Государство не оказывало поддержки, отпустив фарфоровые предприятия в свободное плавание. И в конце 2008 года завод «Пролетарский фарфор» прекратил выпуск продукции.